Искусство — Стефан Малларме

Мы начинаем наше окунание в мир прекрасного с французского поэта Стефана Малларме, символиста, утончённого интеллектуала и коронованного (в 1896-м) короля французских поэтов.

Биография простая. Стефан Малларме родился в 1842-м году, умер в 1898-м. Жил в бедности, кормился преподаванием английского языка в лицеях. Рано потерял мать, сестру, хоронил даже собственных детей. С 1880 начал организовывать «литературные вторники» в своей квартире на Римской улице, которые посещал весь цвет тогдашней парижской богемы. Поль Верлен, Клод Дебюсси, Эдуард Мане, Эдгар Дега, Оскар Уайльд, Стефан Георге, Гюстав Кан, Сен-Поль Ру, Анри де Ренье, Поль Клодель, Поль Валери, Андре Жид, Пьер Луис — вот неполный список его гостей.

Писал мало, основные темы разработал ещё в юности, впоследствии оттачивал юношеские стихотворения по 20-30 лет. Издаваться не любил. Так, однажды, сборник его стихотворений был издан его друзьями тайком от него. Перед смертью завещал своей жене уничтожить все его наброски и незаконченные стихи. Так что мы имеем то, что мы имеем. А имеем мы мало, но зато каждый его текст — это доведённый до совершенства драгоценный камень демонстрирующий результат крайне сложной и интеллектуально утончённой работы. Начинал в составе так называемых «парнасцев» («Современный Парнас»), откуда вышли знаменитые мэтры французского символизма Поль Верлен и Артюр Рембо, и много кто ещё. Но, в отличии от Верлена и Рембо, которых в этой стране знают плохо, Стефана Малларме у нас не знают вообще. Потому с него и начнём.

Творчество условно делится на два периода: понятный, поздне-романтический (парнаский) и тёмный, непонятный. Второе интереснее. Задачу Малларме можно выразить так: если есть пределы поэзии и за них можно выйти путём мистического опыта, озарений и откровений (пример Артюра Рембо), то нельзя ли выйти за эти пределы путём интеллектуального усилия и кропотливого труда? Чем в итоге окажется Идеал? На примере текстов Малларме мы можем видеть, что такие поиски могут привести к некой стерильности трансцендентности, где Идеал = Ничто, т.е. Небытие, отсутствие.

Эдуард Мане — портрет Стефана Малларме

Особенности поэзии:

  1. Как и Верлен, высоко ценил музыкальность стиха, считал, что сами созвучия слов своей сонористикой должны порождать новые смыслы. Поэтому оценить эту сторону его творчества можно только в совершенстве владея французским языком.
  2. Интеллектуальная утончённость и инверсии. Ломал синтаксис («ни её любовник, ни моя мать…»). Был сильно озабочен тем, чтобы максимально уменьшить число своих читателей, поэтому интеллектуальная сложность здесь является таким «шлагбаумом» для непосвящённых.
  3. Практически полное отсутствие эмоциональности и лирики. Тексты строятся на интонациях, которые имею характер скорее внушения, чем поиска понимания у читателя. Когда однажды посетитель наивно спросил: «Разве не плачете вы в своих стихах?», он ответил: «И даже не сморкаюсь».
  4. Преобладают негативные категории. Пишет больше об отсутствии, а не о присутствии чего-либо. Доведённая до крайности эта его особенность приводит в итоге к отсутствию вообще, как таковому. К белому ничто. Что и есть Идеал, в понимании Малларме.
  5. Не христианин и не развивает христианскую традицию. Христианские традиционные образы могут появиться только как средства для выражения и только если они достаточно эстетичны. Много античных тем.
  6. Создаёт крайне сложную реальность путём крайне простых образов (зеркало, ваза, веер, занавеска, окно, лазурь, цветы и т.д.) и эти образы начинают означать уже не то, чем они были первоначально, но становятся неким символом чего-то совершенно иного.
  7. Крайне сложным и неклассическим содержанием наполняет привычные, классические формы стиха (сонет, александрийский стих). Этим наследует своему прямому предшественнику Шарлю Бодлеру: «Форма — это сосуд, который содержит в себе Ничто».
  8. Всё логично выстроено, излагается уверенным и спокойным тоном, как-будто речь идёт об очевидных вещах. При этом ничего вообще непонятно.


Одно из наиболее известных его стихотворений я привожу в подстрочном переводе:

***
Ее надменные ногти высоко жертвуют оникс,
Тревога — она, в этой ночи вздымающая факел — держит
Некий вечерний сон, сожженный фениксом,
И погребальная амфора не упокоится

На консолях в пустой зале: и никакой изгиб
(складка, полое пространство раковины)
Отринутая безделушка сонорной тщеты
(Поскольку мастер ушел черпать слезы Стикса
Этим объектом, где прославляется «ничто»).

Но вблизи окна раскрытого на север,
Умирает золото, возможно, декор —
Единороги извергают пламя в сторону никсы.

Она — погасшее облако в зеркале, где вскоре
В сокрытом рамой забытье застынет
Звездная фосфоресценция септета.

 
И ещё один подстрочник этого же стиха:

***

Её (Его) чистые ногти, высоко посвящая свой оникс,
Тоска, эта полночь, поддерживает, факелоносица,
Всё новую и новую вечернюю грёзу, испепелённую Фениксом,
Чей прах не собираем в траурную амфору.

На книжных полках в пустом зале – ноль птикса (никакого птикса),
Устранённая безделушка звучной ненужности
Ибо Хозяин ушёл черпать слёзы в Стиксе
Той единственной вещью, в которой славит себя небытие.

А в близком окне на вакантном севере, один золотой предмет
Агонизирует наподобие быть может декора (декорации),
Единороги, роющие огни против никс.

Она, растаявшее облачко (нагая покойница) в зеркале, покуда,
Которое в забвенье схвачено кадром, застывает
Вдруг сцинтилляция септета.


Небольшая поэма Малларме «Послеполуденный отдых фавна» была увековечена великим композитором Клодом Дебюсси, который написал оркестровую прелюдию без слов на это произведение. В свою очередь Дягилев превратил всё это вместе в балет, где фавна танцевал Вацлав Нежинский. Таким образом «Фавн» Малларме был прославлен трижды: текст, музыка, танец. О самом Дебюсси я расскажу как-нибудь в другой раз, а пока сопровождаю этот пост некоторыми его романсами на стихи Малларме, самим «Прелюдом к Полдню Фавна» и ещё прикрепляю пару романсов Мориса Равеля на стихи Малларме.

Также предлагаю прочитать мои любимые переводы Стефана Малларме, где вначале я поместил и несколько ранних его стихотворений, написанных под очевидным влиянием Эдгара По и Шарля Бодлера: Файл .txt — Избранные стихотворения.
Особенно рекомендую прочитать главу (.txt) о Малларме, из книги Гуго Фридриха «Структура современной лирики». Эта глава даст представление о Малларме больше, чем бессильные попытки перевода на русский язык этого великого мага вербальных конструкций.

В следующий раз мы поговорим о другом ломателе традиций французской словесности, куда более неистовом, брутальном и вырвавшимся не в стерильное Ничто, а в поистине запредельные и фантастически прекрасные миры.

За материал спасибо Ruslan Ruslan.

В этой же рубрике:  Искусство - Артюр Рембо. Часть I