Космическая Одиссея-2020


2014 год – присоединение Крыма
2015 год – тактичекое переигрывание врагов
2017 год – второй Железный Занавес
2020 год – к Луне отправлен российский колониальный звездолет «Победа»

Космонавт (не путать с пиндосским астронавтом) Пахомов вышел из гибернации, во время семилетнего полета ему снился родной дом в центре Москвы. Жена Марфа, сын, которого, в честь императора, назвали Путиным. Милый каждому русскому сельский туалет с ковром на стене. Приятные воспоминания прервала рвотная судорога, которой всегда сопровождался выход из криосна в резервуаре с Путинкой…

Придя в себя, Пахомов начал будить остальных членов команды – космонавта Братишкина и бортового священника Полковника. После окончания процедуры выхода из сна, команда собралась у огромного иллюминатора, сквозь который была видна Луна – прекрасная спутница Земли, заливающая тьму космоса своим бледным сиянием.

«Команде проследовать в лунный модуль» — раздался голос в громкоговорителе, и бравые патриотичные космонавты направились к своей цели. Прилунение прошло мягко, на спецкурсах в звездном ПТУ им рассказывали, что на Луне все легче по воле Господа.

Выйдя из модуля герои начали искать подходящее место для основания колонии. Пройдя много верст, вдали они увидели нечто странное – огромное строение, не похожее ни на одну пятиэтажку, которые были на Родине.

Холодные лунные ветра развевали их космоватники, и Пахомов, Братишкин и Полковник сделали шаг навстречу неизвестности.

Русские космовитязи Пахомов, Братишкин и бортовой священник Полковник стояли у непонятного сооружения. Удивленные взоры ощупывали поверхность, словно шаловливые ручонки школьника старую алкашку, в поисках входа. И вот, спустя часы безуспешных поисков, наши колонизаторы обнаружили дверь со странной надписью «OPEN».

Они переглянулись, и космонавт (не путать с пендосским астронавтом) Пахомов толкнул дверь. Та легко распахнулась, открыв небольшую комнату, похожую на декомпрессионный шлюз. Перекрестившись герои вошли внутрь, дверь за ними захлопнулась, и через некоторое время, когда давление выровнялось, отворился люк шлюза.

Их взорам открылся вид цветущего поселения с ровными дорогами, без мусора, храмов и прочей духовности.
«Пендосы» — сразу мелькнуло в русском мозгу Пахомова – «ебаные пиндосы, абамкаабизьянка».

Придя в себя после пережитого бездуховного шока и вспомнив о своей миссии, косморусичи решили провести референдум в пендосовской колонии.

Не дожидаясь появления местных жителей, Пахомов снял ватные космоштаны, и приговаривая «Покушать-то» начал срать. Срал он долго и много. Даже крики Братишкина «Ты что, совсем мудак?» не в силах были его остановить, так сильна была его ненависть ко всему бездуховному. Закончив свое патриотичное дело, Пахомов заметил, что Братишкин и батюшка Полковник куда-то ушли, но зато на самом высоком здании поселения, напоминавшем постройки античных греко-русичей из учебников по истории, развевался русский флаг с ликом праимператора Стулина. На колоннах были вырезаны православные кресты и надписи «хуй», «родина», «пасасать», «абамкаабизьянка»…

Горделиво посмотрев на свои труды, космонавт снял ватные космоперчатки и принялся ваять. Его руки скользили по говну, словно он был скульптором, а говно глиной. Голос в голове направлял его ладони. Пальцы придавали милые сердцу каждого русского очертания зловонной массе…

Когда копропамятник Ленину был уже почти готов, а все здания покрылись знаменами Империи и надписями «хуй», словно бомжи коростой, Братишкин и Полковник вернулись.
Завидев памятник Святоленину, манивший к себе властным голосом императора, космонавты упали на колени, перекрестились, и слезы счастья покатились по их грязным щекам.

«Космос наш» — молвили хором они…

В этой же рубрике:  Обращение президента 2017. Черновик