Марсианские дневники Яроша — часть 1


2550 год. Марсианская база Новый Нью-йорк.

Прошло 500 лет с того момента, как остатки человечества спешно покинули Землю. Данные о событиях, приведших к бегству сохранились только на уровне легенд. Достоверно известно, что катастрофе предшествовала война. Многие учёные пытались разузнать о происходившем тогда, и я один из них. Меня зовут Дмитро, Дмитро Ярош. Потомок славного рода Ярошей, героев той войны, предшествовавшей эвакуации.

Дневник Яроша, часть 1

Мне стало известно, что на нижнем ярусе Нового Нью-йорка, в затопленных кварталах хранились видеохроники тех лет. Не откладывая, я решил отправиться туда.

Бредя по нижнему ярусу, я чувствовал на себе любопытно-враждебные взгляды, болотные испарения вызывали головокружение и тошноту. Цивилизованные люди здесь бывали редко, и только для того, чтоб доставить гуманитарную помощь местным дикарями, потомкам народов «другие русские» и негров, загадочных темнокожих варваров, воспоминания о которых пришли ещё с Земли. Как выглядело их потомство никто не знал, они были скрытны и при виде белого человека ныряли в болотную жижу. И лишь бурые пузыри встречали путников. Говорят, когда-то этот уровень был чистым и благоустроенным, но русские и негры превратили его в зловонное бурое болото всего за поколение.

Я продолжал свой путь по зловонному лабиринту, отбиваясь от огромных насекомых, так и норовивших отведать моей плоти и крови. Через несколько часов блужданий, грязный и вонючий настолько, что аборигены перестали от меня прятаться, я сдался и поспешил обратно, когда моё внимание привлекли странные звуки. «Йа, йа, Хуйлу фтагн» — доносился издали нестройный хор хриплых голосов. Я начал осторожно двигаться к источнику звука.

То, что я тогда увидел, не смогут стереть из моей памяти даже сильнейшие наркотики, даже опиум не дарует мне теперь спасительного забвения.

Там была толпа существ, покрытых зловонной бурой коркой, нельзя было определить ни пол, ни возраст, ни расу. Те самые потомки русских и негров стояли на коленях перед криогенной камерой, и нараспев читали свою омерзительную молитву спящему в ней плешивому существу. Йа йа, Хуйлу фтагн. Потом один из них подполз к капсуле, держа миску на голове, и произнёс: «Братишка, братишка, вставай, я тебе покушать принёс».

И, к моему ужасу, плешивый карлик в камере открыл глаза…

В этой же рубрике:  Последняя битва есаула Щербатого