Последняя битва есаула Щербатого


Отряд есаула Щербатого ждал. Именно он был на переднем фланге и должен был смять ряды ЛГБТистов яростью своей атаки. В предрассветных сумерках ждали своего часа сотни казаков, прошедших Новороссию, в их мозолистых руках плети из секс-шопов жадно пощелкивали, алкая крови. Враг был силён. Но оскорбление, нанесенное казачеству, зажигало огонь праведного гнева в сердцах. «Никто, кроме нас» — думали казаки.

Геи тоже ждали часа битвы, метровые дилдаки блестели смазкой в лучах восходящего солнца. Гомоберсерки в доспехах из латекса приводили себя в неистовство, надрачивая хуйцы перед боем.

Солнце взошло, отдав обеим сторонам приказ к наступлению. Два войска ринулись навстречу друг другу. Пространство наполнилось свистом, наступила ночь от поднявшихся в воздух использованных презервативов и экскрементов. Эти снаряды разили свои цели. Под их ударами гибли и геи, и казаки. И вот оставшиеся в живых схлестнулись, фаллосы и нагайки крушили кости и черепа, крики боли и ярости рвали тишину, как девственную плоть. Ежи в ужасе наблюдали за баталией из кустов, их иглы седели от представшего зрелища….

Два дня и две ночи шёл тот бой, унесший сотни жизней с обеих сторон. Последний гей и последний казак сцепились в рукопашной на горе трупов. Рука гея крепко сжимала казачий, налитый кровью, уд. Последний из казаков застонал и обмяк. Последний из геев утер лицо. Оба упали в объятья друг друга и провалились в небытие. И лишь седые ежи покинули то поле.

В этой же рубрике:  Обама с членом во рту