Интервью — Эдуард Фадеев


Сегодня на вопросы подписчиков отвечает Эдуард Фадеев — председатель Правой Платформы (ныне — European Russians).

О личном

— А вы кто?

Занимаюсь общественной деятельностью, скажем так. Соорганизатор митинга в поддержку Новороссии (от 11 числа), глава ряда небольших информационных проектов. Параллельно студент венского университета — политология.

— Не было ли больше смысла идти в рекламу или пиар, если имелось желание заниматься политтехнологиями?

Не мой уровень и не моя сфера интересов.

— Какая польза от политтехнологов для человечества?

Без политтехнологов сложно (или нельзя) прийти к власти (любого серьезного уровня, не обязательно сразу президентской). Без серьезной власти нельзя делать серьезную политику. Что-то реально менять. Но можно пойти на улицу и пнуть урну. Выпустить злобу, так сказать. Не более.

— То есть по факту человек который одурачивает электорат, я правильно понимаю?

И да и нет. С одной стороны политологу действительно приходится заворачивать реальные действия в обертку красивой политической риторики. И лгать при этом, разумеется. С другой стороны, не факт что ложь вредна. Если политтехнолог своим «обманом» привел к власти сильного лидера-экономиста, который проводит непопулярные, но выгодные в долгосрочной перспективе реформы, то это хорошо. Но бывают и обратные случаи.

А мораль и политика вообще вещи малосовместимые. Это просто исторический факт.

— Как вам австрийское образование?

Посредственно. С одной стороны удобна гибкая система планирования графика учебных дисциплин. С другой стороны из-за этой же гибкости бывают проблемы. Какой-то нужной вам дисциплины не проводится в этом году? «Нам очень жаль, ждите следующего семестра». И много всяких организационных сложностей. И, опять же, из-за большого числа студентов — дикое число тестов. Столь же топорных как и у нас.

— Правую платформу пытаются закрыть? Как народный альянс? Ну и глупый вопрос, какая у вас позиция касательно конфликта в Украине?

Нет, закрыть нас не пытались ни разу. Более того, я относительно лоялистской позиции придерживаюсь. Но моя позиция не всегда совпадает с позициями других членов нашей, так сказать, «конфедерации».

— Россия не имеет будущего. Это совершенно ясно. Что вы будете делать, когда Россия распадется на независимые республики, обустраивать свой регион или пытаться собрать осколки в новую квази-империю?

Я б не сказал что она не имеет будущего. Она вряд ли распадется, а если бы распалась — занялся бы «собиранием земель». Насколько мне бы это позволили обстоятельства.

— Вот живешь ты пока в Европе, образование тамошнее получаешь. Планируешь ли сделать камбэк ту зе рутс?

Планирую. В России самореализоваться в политике или бизнесе в разы легче, чем в ЕС. ЕС не стоит идеализировать. Разумеется, сказать что в Австрии хуже чем в РФ или хотя бы так же я не могу. Но для человека с амбициями здесь все в разы сложнее. Общество закрытое, «колбасных мигрантов» везде хватает. Да и у меня специфика «исследовательских интересов» — «тоталитарные режимы и революционные процессы» как-то не особо позволяет тут развиться.

Про США, ЕС и ИГИЛ

— Каково твое отношение к американской политической системе? Не кажется ли она тебе более прагматичной и рациональной, чем полит. системы континентальной Европы? Каково твое отношение к Республиканской Партии США?

Обычная, средненькая политсистема. Ее «авторитарные» элементы — это только централизующий фактор в формировании консенсуса штатов, в условиях федерации. Во всем остальном система опирается на специализированные департаменты, в которых превалируют лобби тех или иных социально-экономических структур.

— Однако она достаточно стабильна и характеризуется наличием четко очерченных политических сил с устоявшейся социальной базой. При этом, в обществе большое количество правоконсервативных сил. Может, демократия не всегда так уж плоха?

Если брать критерий стабильности, то можно хоть Саудовскую Аравию брать в пример. Более того, у политсистемы было несколько крупных переломов. Реформы Джексона, реформы периода гражданской войны, реформы начала 20 века, преобразования Франклина Рузвельта и т.д. И только отсутствие видимых соперников на континенте позволяло этим преобразованиям не привести к распаду государства.

— Если касаться соперников, каково, на твой взгляд, будущее место США в борьбе за мировую гегемонию? Ну, лет так на 30-50 вперед.

США останутся на плаву еще лет 20 минимум (в более слабой форме, возможно, но останутся). Поэтому оппоненты будут из числа европейских стран + КНР (отдельно друг от друга, разумеется).

— Что можете сказать по поводу нарастающего количества исламистов, и создания ими фактически своего государства (ИГИЛ), а также, почему по его мнению никто не обращает на это внимание, зато все заняты возней в Украине? Ведь это беспрецедентный в истории случай, и это реальная угроза всему цивилизованному миру.

Это вы про Россию или Ирак? И в том и в том случае это имеет место быть; в обоих случаях отношусь негативно. Я сторонник «углеводородной теории» в оценке всего происходящего в международных отношениях последние лет 15.

— Само собой я про террористов в Ираке. Украинско российская возня меркнет на фоне цивилизационного кризиса.

Соединенные Штаты уже давно стремятся взять под свой контроль потоки энергоресурсов в ЕС. ЕС, по собственным признаниям (был, кажись, один из отчетов ЕС по этому поводу) будет к 30му году на 80% энергозависим от внешних поставок углеводородов. Вот это все и объясняет. Нужна «контролируемая нестабильность», но не стоит упрощать это до «войны за нефть». Тут скорее война за логистику — газопроводы, каналы и т.д.. Своего рода отсылка к борьбе за строительство железных дорог перед ПМВ.

— Любимая европейская партия? И краткое резюме о новой партии Штадлера, если не затруднит.

Если FPÖ (Австрийская Партия Свободы) сменит риторику на более презентабельную и соберет способных кандидатов на министерские должности — тогда она. А пока что ÖVP — австрийская народная партия (де факто преемники австрофашистов). К национальному фронту отношусь одобрительно, но пока он далек от власти. Остальные по ситуации.

FPÖ — как я люблю говорить — хорошая, правильная версия нашей ЛДПР. Публичный имидж у нее в том же духе, но с поправкой на более качественный уровень. Хорошие популистские объединения нужны при любом режиме. Но. Реальную политику я предпочитаю доверять консерваторам.

Что же до новой партии Штадлера — насколько я его видел и слышал — человек адекватный. Но далеко пройти не смог по одной простой причине. В Австрии политику всегда делили три больших политических лагеря. Социал-демократы, консерваторы и национал-популисты. Еще с первой республики. Сейчас точно так же. За ними десятилетия выстроенных аппаратных связей, большой и стабильный электорат, известный «лейбл», так сказать. У всех новичков, даже у подававшего надежды консервативного миллиардера Штронаха создать свою автономную партию (и выбить ее в национальрат) не получилось.

— А про SVP что скажете?

С запретом минаретов швейцарцы, конечно, молодцы, но другое дело, что вся их политика идет «немного по другим законам». Они свободны от давления ЕС, их не связывают так сильно внешняя торговля и политические договоренности. Поэтому они просто делают то, что рационально.

Про ЛДНР

— Чем по-твоему закончится конфликт в Украине, и какие последствия будут для России, во внешнеполитическом плане?

Профессиональных политологов (лучше скажу «политтехнологов») учат одной главной вещи — не строить однозначных и слепых в своей категоричности прогнозов (как это делают наши самозваные политологи на телеэкранах). Но нас учат делать сценарии. И расставлять по степени вероятности и благоразумности. Таких сценария (на мой субъективный взгляд) три:

  1. Путин проявляет решимость и вводит войска после предварительного улаживания этого вопроса с ключевыми лидерами ЕС, прежде всего, с Германией. В таком случае, США будут стараться сделать из занятой Россией Украины «вторую Чечню». И кончится все так же как с первой — кормлением «удельного князька», который быстро разрешит проблему «стабильности». Никакого прямого вмешательства США не будет, но будут довольно болезненные санкции. Особенно в области высоких технологий и приборостроения. Зато Россия получит уникальный в новейшей истории шанс вернуть исконные территории, а ЕС получит решенный газовый вопрос. Основные риски этого сценария такие: a) получится забрать (с красивым лицом) только две области, а выход к Румынии через Одессу не будет получен, что будет значить то, что все проблемы с транзитом газа останутся в той же ужасающей стадии b) экономическая блокада со стороны США заставит либеральную часть русской олигархии серьезно спонсировать протестные движения, что может привести к известным осложнениям c) риск экологических катастроф d) сокращение бюджета (и финансирования соцпрограмм внутри РФ).
  2. Воздержание от вторжения и потеря имиджа внутри страны, но сохранение хорошей мины перед плохими собеседниками за столом переговоров. Сильной блокады в таком случае не будет, но власть потеряет имидж очень сильно.
  3. Вялая политика «ни то, ни се» как сейчас. Скорее всего так и будет, к сожалению. Риск санкций от США здесь лишь побочный фактор. Главное — это то, что придется вести строго выдержанную идеологическую линию, если мы идем на «захват». А этого в кремле многие боятся. Поэтому будут стараться экономически истощить украинское правительство настолько, чтобы оно пошло на федерализацию и в перспективе вошло в евразийский экономический союз. Что особо прискорбно, в этом случае русским националистам отводится роль «путинских наемников», которые будут своим «золотым пистолетом» шантажировать украинского «шоколадного короля». Обидная роль для русской ирреденты.

— Кому нужна украинская версия Приднестровской молдавской республики?

Ну тут аналогия с ДНР и ЛНР (если вы их имеете в виду) не вполне уместна. Это примыкающие к РФ территории, которые, в принципе, не составляет большой проблемы аннексировать и удержать.

— Зачем?

В нынешнем виде для защиты населения, проживающего там. Но я сторонник полного присоединения Украины (для военного и внешнеполитического усиления, прежде всего).

— Уверен, что РФ будет защищать этих вновь обретенных русских Новороссии с таким же успехом, с каким она защищает интересы русских на остальной территории страны.

Воссоединение России с ее историческими территориями и проблемы внутренней политики, проводимой правительством РФ — это две разные вещи, по которым можно занимать очень разные позиции.

— При каких обстоятельствах возможно присоединение Украины к РФ сейчас, в какой конкретно форме и как этого можно достигнуть?

Либо вовлечением в евразийский экономический союз, либо отделением Новороссии военным путем, с последующей аннексией. Иного не дано.

О геополитике

— Насколько правой Россия является по вашему мнению сейчас? Детишек Европы уже пугают гитлеровским империализмом путина и кровожадными нацистствующими русскими.

Россия, как и (внезапно!) Иран — государство скорее «правое», нежели «левое». По ряду причин. Во-первых «правые режимы» (если понимать их через отношение к рынку и через отношение к государству) отличаются этатистским уклоном и олигархической структурой рынка. Это все у нас есть. Пытаются даже строить «корпоратизм». Посмотрите на все эти «союзы», «объединения», «общественные палаты», «национальные фронты». Все это попытка построить корпоратизм. А в последнее время еще и пропаганда поднялась. Почти все черты правого режима на лицо. Кроме нацвопроса. Но нацвопрос можно по-разному артикулировать. Можно через шовинизм, можно через строительство «политической нации». У нас проблема не в том, что выбрали какой-то конкретный путь, а в том что забили на него вообще. И в этом большая трагедия. Я здесь за модель Италии 20-40х годов и за модель Южной Африки (без перегибов).

— Классно же родину за границей любить? Ведь тогда появляется это обостренное чувство патриотизма и гордости за страну, чтобы всякому встречному немцу можно было на пальцах объяснить величие своей Родины и его скромного адепта?

Часто слышу эту претензию. Если б я не собирался вернуться — она была бы справедлива. А пока что, я обращаю этот фактор себе на пользу. Мало у кого из русских националистов есть хорошее представление о ЕС (а я в нем прожил полжизни — на Кипре, в Польше, в Австрии), мало кто имеет связи и владеет языками. Мало кто может быть связующим звеном между русскими правыми и европейскими. Ну и, конечно же, этот статус дает мне определенную защиту от резких действий властей в РФ. Если придется с ними говорить — то это будет несколько на ином языке, нежели тот, на котором говорят запертые самой России лидеры.

— Никаких претензий. Это твоя интерпретация тебе видней. Ну а вообще ты прямо как Ленин и внешне очень даже похож и деятельность во многом схожа. Раздуем мировой пожар леворюции назло буржуям?

Ленин, кстати, шикарный политтехнолог, если абстрагироваться от личных симпатий и антипатий. Как управленец он слаб, но сам процесс партстроительства, подбор «революционного момента», сохранение централизации аппарата и резкие, непредсказуемые действия — это все было. Вообще, я считаю, что правым (о чем и Дедушка писал), нужно очень внимательно изучать оргструктуру левых. Вот левые могут в строительство сильного политического блока, а правые, сейчас, увы, грызутся в пелене своих «вождистских амбиций». Вот мы в Правой Платформе и стараемся создать конфедерацию ради совместной (хотя бы медийной, для начала) раскрутки правых ресурсов.

— Какое из двух решений вопроса о двух стульях самое рациональное; полит. корректное; больше всего подходит политическому правому движению в моральном и стратегическом плане?

На одном автозак с чекистами — на другом чаепитье с марксистами. Но я возьму левака ученого — да внесу его в список запрещенного.

— Имелась ввиду не политическая адаптация, а «традиционный» вариант. А ваш ответ очень важен для прослеживания преемственности между пассионарной частью уголовного общества в 30-50х годах — право-либеральной оппозицией и современными правыми.

Ну есть ответ на загадку, уходящий от этой бинарной оппозиции.

— И получится какой-то Дугин.

У Дугина уклон в мультикультурализм и размусоливание околофилософских проблем. А реальной политики у евразийцев не так много.

— Каково отношение к Егору Просвирину как политику и философу?

Отношение смешанное. Он хороший журналист, этого не отнять; умеет красиво, много и своевременно писать. Но как идеолог он крайне слаб — менять позицию как перчатки каждые полгода — это явление не очень хорошее. Это абсолютно нормально для СМИ, коим и является СиП. Но это ненормально для политической организации, коей некоторые хотят СиП видеть. Его увлечение Галковским, Богемиком и прочей клавиатурной братией я не разделяю, что тоже послужило причиной нашего не очень удачного, в конечном итоге, личного общения.

— Эдуард, я тут вдруг подумал: а могла бы Россия вступить в ЕС, выгодно ли это?

И не могла бы и незачем. Нынешним участникам не понравится потенциально большое влияние России в рамках этой организации, а нам не понравятся ограничения свободы действий во внутренней и внешней политике. Это даже не говоря о куче организационно-процедурных сложностей.

— А ты про Нацпроект до интервью слышал? Почему согласился?

Слышал, конечно. Согласился потому, что во-первых пиар это всегда хорошо, а во-вторых я придерживаюсь политики консолидации и установления связей со всеми правыми, независимо от числа расхождений по каким-то отдельным вопросам, будь то «украинский вопрос», «советский вопрос» и прочие нюансы, которые, в любом случае, не должны мешать правому дискурсу.

В этой же рубрике:  Интервью - Альянс гетеросексуалов