Работа преподавателем в ВУЗе — 2

Рады представить взгляд изнутри на систему высшего образования от давнего деятеля Нацпроекта, с головой погруженного в вузовскую кухню. В отличие от многих текстов на эту тему, здесь не просто постулируются существующие проблемы, но и в сжатом виде излагаются пути их решения, чем материал и ценен. Не стесняйтесь обсуждать, делиться мнениями и выносить этот текст на суд широкой публики.

ГЛУБОКОуважаемые подписчики НП по большей части являются людьми образованными и достаточно начитанными. По крайней мере, хочется в это верить. Поэтому, думаю, не лишним было бы поговорить об образовании. И как всегда о системе ВУЗовского образования. Мнения профессиональных педагогов интересно услышать вдвойне.

Не является большой тайной, что уровень образования, равно как и уровень общей культуры, уже давно упал и продолжает дальше пробивать дно. И винить саму систему высшего образования в этом не стоит. В своём нынешнем виде она просто изжила себя. Нельзя винить лошадь в том, что она движется медленнее паровоза. И здесь не плохо бы вспомнить о тех, кто руководит данной сферой (сколько там средний возраст академика РАН? – 83 года?). Рыба гниёт с головы, а чиновники упорно не хотят вводить реформы в систему высшего образования. А реформы эти давно назрели.

Прежде всего, система образования остро нуждается в омоложении кадров, и особенно это касается научного и технического мира. В гуманитарных и экономических направлениях дела обстоят чуть лучше. Однако там существуют свои проблемы, например, низкая квалификация кадров. Но об этом в другой раз.

Другой отличительной чисто российской проблемой является клановость. Да-да, именно она. Шибко талантливые сынки местных профессоров не могут найти других мест, кроме как под ж*пой у родной мамки/папки/бабки/тётки (нужное подчеркнуть). У нас в РФии так принято: родители «пристраивают» своих детей. Из этого вытекает другой с виду мелкий порок, которым даже гордятся: низкая ротация кадров.

Во всём мире всегда являлось моветоном, если учёный работает на одном месте более 5 лет. Высокая мобильность населения на Западе предоставляет возможность переезжать в другие города или хотя бы переводиться в другие университеты своего города. На одном месте могут сидеть лишь какие-то заслуженные члены (академики, лауреаты), но обычно это уже люди пенсионного и около пенсионного возраста. И только у нас гордятся тем, что «Фёдор Моисеевич на нашей кафедре уже 65 лет работает». Да он уже давно не работает, он тусует и зарплату за это получает.

Однако со всем перечисленным можно справиться и, более того, научная среда уже самовычищается от некоторых пороков. Основная проблема – это низкий уровень подготовки абитуриентов. И дело не в отсутствии конкретных знаний по отдельным предметным областям. Тот «материал», который приходит на первый курс ВУЗов, просто не готов к взрослой жизни. То есть даже при прочих благоприятных условиях не следует ожидать, что уровень квалификации нынешних выпускников будет адекватным – не родит свинья бобра.

Особенно это касается непопулярных технических специальностей. Такие ребята, даже через 4-6 лет после обучения в ВУЗах не годятся на должности менеджеров, прорабов, инженеров. То есть их организаторские способности на нуле, равно как и умение творчески подходить к поставленным задачам.

Лично в моей практике был выпускник-инженер с психоэмоциональными отклонениями. С небольшими, конечно, но С*КА, ОТКЛОНЕНИЯМИ. Даже его мать приходила и спрашивала, является ли её сын (!) адекватным. Я сказала, что, хоть и ношу белый халат на голое тело, врачом не являюсь и не могу ставить диагнозы. Через 4 месяца этому студенту присвоили квалификацию «инженер». Диплом его читать было невозможно: кровь из глаз заливала всё вокруг. Школьники 9го класса справились бы лучше. И дело не в том, что он не понимал каких-то технических тонкостей (х*й бы с ними). Он даже формулировать мысли не мог. Не удивлюсь, если он уже лежит в каком-нибудь психо-неврологическом центре. Привожу этот пример к тому, чтобы вы понимали масштабы катастрофы.

Раньше, лет, скажем, 30-40 назад, выпускники школ были уже достаточно взрослыми организованными людьми, отвечающими за свои поступки. Если студент учился плохо, то его отчисляли, за него не ходили «просить» папы и бабушки (за редким исключением). Студент сам нёс за себя ответственность, сам учился, самообразовывался. Один мой родственник, имея опыт поступления своих двух детей 1982 и 1987 года рождения, подметил:

– Когда мы поступали, абитуриенты ходили сами. Когда поступал старший ребёнок, ходили с родителями. Когда подавал документы младший, приходили уже целыми семьями – с бабушками.

Сейчас, на входе в Универы мы получаем переразвитых инфантилов с высоким ЧСВ. Они ничего не хотят делать самостоятельно. Одна из огромнейших и недооценённых проблем состоит в том, что абитуриенты не умеют учиться. Отсюда же рост рынка репетиторства. Имея личный опыт в этой сфере, сразу скажу, что школьники (и к сожалению, студенты) просто не хотят сами сидеть над задачами. Они готовы впитывать только готовый опыт преподавателя. Со стороны может показаться это чем-то несущественным. Кажется, что подобный изъян легко исправим со временим, но нет. Совсем не исправим.

К сожалению, в средней школе таких качеств как самостоятельность, самообучение и других общепсихологических качеств не закладывают, поскольку у школы изъяли функцию воспитания. Теперь школа только обучает. А высшая школа сразу требует самостоятельности. И здесь надо помнить, что мы являемся наследниками советской системы высшего образования.

Она была нацелена на работу со взрослым человеком, а значит, с человеком, который точно знает, зачем он здесь. Такой человек умел всё делать сам: планировать время, находить информацию, анализировать полученные данные и вычленять конкретные элементы из общего потока информации.

Целью преподавателей являлась общая корректировка направления обучения. То есть, если совсем упростить, чтобы лингвистам не читали ТОЭ, а от инженеров не требовали глубоких познаний в античном искусстве. Из советских ВУЗов выходили «универсальные бойцы», готовые работать на любом предприятии в рамках не только своей специальности, но и смежных областей.

В условиях современности далеко не каждый потенциальный студент может стать таким универсальным работником. Большинство людей – это исполнители. Причём, хорошие такие исполнители с чувством долга и ответственности за свой кусок работы. А люди с глобальным мышлением уходят в сферы, где они могут по максимуму реализовать свой потенциал: в науку, в бизнес, в банковский сектор, например. Они не готовы работать на «дядю» — теперь они сами стали «дядями».

На Западе эту тенденцию подметили давно. И не ставят во главу угла концепцию «универсального работника». Там, скорее, дают конкретные знания и умения, которые нужны человеку для работы в конкретной отрасли. И возможно, смена концепции образования в сторону более западного пути поможет уйти от ряда проблем современного образования. Необходимо давать точные, «привязанные» знания. Например, будет крайне полезен тайм-менеджмент, умение составлять резюме, деловые коммуникации, написание официальных писем, навыки стрессоустойчивости и им подобные.

Как уже было упомянуто, сейчас в ВУЗы приходят взрослые дети. Они не умеют организовывать личное время, пространство, не умеют учиться, не знают, чего хотят от жизни и не имеют далеко идущих целей. Они даже не умеют формулировать мысли и писать грамотно. Футуристы и психологи говорят, что каждое последующее поколение взрослеет позже предыдущего. Инфантилизация – признак современности; это касается всего мира. Возможно, подобный откат назад и понижение планки требований от абитуриентов даст плоды. Но хуже точно уже не будет.

В этой же рубрике:  Расследование - "Социальная справедливость" из Краснодара