Работа преподавателем в ВУЗе

В рамках нашей новой рубрики представляем текст от нашего подписчика (или подписчицы — мнения расходятся) о буднях работы в высшем учебном заведении. Напоминаем, что мы всегда приветствуем ваше творчество и готовы опубликовать ваш опус, если он не совсем уж упорот. Для этого достаточно написать любому из админов.

Ваш покорный слуга давно хотел поделиться впечатлением от работы в крупном бюджетном университете. Излить, так сказать, личный опыт в умы и, по возможности, на лица собратьев. А тут как раз новая рубрика нарисовалась. Не хочу перегружать информацией, поэтому заметка будет короткой и несерьёзной. Без юмора в ВУЗе не выжить. Любой университет это даже не театр, это цирк абсурда.

Про коллег

Мужчины в науке – это вечные дети. Более-менее адекватными являются остепенённые (с докторской степенью). Если у мужика только кандидатская, то он по жизни ущербный, неуверенный. Как девица в первую ночь. Так заведено, не спрашивайте почему. Высказать в лицо рабочие претензии они не могут, поэтому бегают к начальству. На меня тоже поначалу жаловались. Типа, окно открыла, цветок на 10 см подвинула, осмелилась подключить принтер к другому компьютеру, вытерла пыль с этажерки. Это не гипербола, всё более чем серьёзно. Сначала было забавно, но потом приелось. Люди науки не могут самостоятельно попросить что-то делать или не делать своих коллег. То ли они настолько трусливы, то ли ленивы, то ли просто в тайне любят меня. Думаю, всё вместе. Конечно, на такие мелочи начальство не обращает внимания. Но шефа возмущает сам факт, что из-за подобного его отрывают от самого главного – делёжке бюджета. Поэтому периодически он срывается (не только на мне – на всех, кто под руку попадётся).

Все друг другу завидуют. Сидит, например, у нас один увалень дням напролёт в игры по сети играет. Кафедру, так сказать, от монстров спасает. Нет, дело-то благородное. Но сидел бы он тихо, не вякал. А то ведь хочет быть затычкой в каждой бочке. И ему ещё за это платят зарплату. А всё потому, что он муж какой-то там блатной бабы, которая сама уже 15 лет нигде не работает, поскольку сошла с ума и является инвалидом (каждый год в межсезонье в психушке лечится). Причём он даже с ней не живёт: сбагрил ненаглядную обратно родителям – таким же инвалидам (им уже под 80). Давно уже можно его выгнать и освободить ставку для другого человека. 60 лет – всё блатной мальчик. Держат, видимо, на «всякий-пожарный». И таких – весь институт. Не блатные здесь только молодёжь до 35, и то не вся. Самое противное, что все эти возрастные блатные дяденьки сидят и втихую завидуют молодым. Сидят и завидуют, что 26-летний сотрудник кандидатскую защитил, 32-летний – докторскую. Сидят весь день и рассуждают, кто достоин звания «учёный», а кто – нет. Сами-то они наукой никогда не занимались, но с завидной регулярностью вставляют палки в колёса остальным.

Человеку «со стороны» здесь не просто. Если ты не вырос в академической среде, то поначалу очень тяжело. Адекватные сотрудники (семейные-нормальные, с детьми, жёнами, родителями и прочим обычным россиянским прицепом) стараются с коллегами не общаться, дабы сохранить душевное равновесие. На моей кафедре так и было. До моего прихода. Каким-то случайным макаром пришлось встряхнуть этот клоповник. Поначалу, конечно, воняло, но потом градус адекватности увеличился, и более-менее нормальные люди начали концентрироваться вместе, высмеивая мелкие пороки коллег. Всё в стиле НП.

В общем, мужчинки от науки представляют собой жалкое зрелище. Мелкие пакостники и завистники. Вечно ноют. Завидуют всему: богатому любовнику, шикарным волосам, кандидатской степени, президентской стипендии, длинным ногам, олимпийским наградам, знанию китайского. Пытаются плести интриги. Но у большинства самостоятельно не получается. Обычно за каждым крупным скандалом стоит женщина. А учёные жёны это отдельный разговор. Они достойны целой заметки. Если интересно, в следующий раз поведаю о бабах.

Про студентов

Отчислять студентов нельзя. Баста. Это закон. За каждой человеко-единицей идёт финансирование, поэтому отчисление и перевод в другие ВУЗы не приветствуется. Максимум, что мы можем себе позволить, это перевод на другие специальности внутри Университета. И так дела обстоят везде по стране. Раньше отчисляли всех подряд: и контрактников, и бюджетников. Но это было давно, при Ельцине. Теперь ректор грозит увольнением каждому зарвавшемуся преподу. А больше половины из поступившей шоблы реально не может осилить высшее образование. Они просто не способны на это. Из них получаются отличные слесари, операторы станков, парикмахеры, визажисты, ногтевые мастера, в конечном итоге.

Конечно, не все абитуриенты безнадёжны. Как показывает практика, самые талантливые и/или амбициозные уезжают в Мск и Питер. Простые-рядовые (хорошие работящие выпускники) в поисках лучшей доли поступают на экономистов-юристов. Все остальные – куда останутся места. Поэтому на экономике учатся достаточно грамотные рассудительные ребята, которым лучше бы заниматься химией, физикой или биологией. А вот на пресловутых технических специальностях учится, pardon, всякий сброд. К примеру, сейчас никто не удивляется тому, что на первом курсе металлургам и химикам-технологам приходится рассказывать основы школьной химии (орбитали, степени окисления, если кто ещё помнит). Мне лично встречались выпускники школ, которые не умеют решать уравнения. Они «не понимают в буквах». То есть сложить (2+5) они могут, а вот (x+3x) – целая проблема. Не зачислять этих олухов нельзя. Они хотя бы набор создают. Московские чиновники на вопрос, что с этим делать, отвечают в духе Димы Медведева: «Мы курируем высшую школу. По средней школе мы не уполномочены». Вот и весь ответ. И с каждым годом всё хуже. Кто-то ещё удивляется упавшим ракетам?

Всех, кто ходит на занятия, мы упорно дотягивает до победного – до диплома. Сейчас это называется «выпускная квалификационная работа бакалавра». Тех, кто не ходит, мы ещё упорнее дотягиваем. Но каждый год находятся особо талантливые, которые умудряются при всех наших стараниях отчисляться. Хотя пару лет назад был эпизод: на смежной кафедре, пока заведующий разъезжал по командировкам, на госах была отчислена половина выпускной группы. Два человека. Поясню: провал на госах считается полной проф. непригодностью, и пересдать их нельзя. Второй раз можно сдавать на следующий год через восстановление. И в принципе ничего страшного не случилось. Университет уже получил финансирование из бюджета за эти души. Но Министерство спрашивает с нас: какого лешего мы довели детей до диплома и только сейчас выявили отсутствие знаний? То есть министры тоже шекели считают. Короче, был разнос, ректор вызвал заведующего в субботу на ковёр. Но дело, кажется, кончилось тем, что задним числом в тот же шабат проблемным выпускникам поставили «тройки» и впоследствии довели до диплома. Бывают в практике совсем оборзевшие: те, кто отказываются писать дипломную работу. Но с этими разговор короткий: нет квалификационной работы – нет диплома. И здесь даже Министр не властен. Поэтому как миленькие за три дня умудряются что-то наклепать на 40 страниц двойным интервалом.

К сожалению, система высшего образования превратила ВУЗы в фабрики по производству дипломов. Мы не учим креативности, новаторству, уже давно не прививаем критического мышления. Но на наше счастье, по разной статистике до 75% выпускников не работают по профилю. По некоторым специальностям эта цифра доходит до 90%.Обычно за абитуриентов вопросы о будущей профессии решают родители. Они же потом оплачивают второе образование. Выпускники становятся счетоводами, секретарями, страховыми агентами, коллекторами. В общем, работают там, где думать особо не надо. Уже давно идут разговоры о том, что специалистов с высшим образованием слишком много. Но нам не положено об этом рассуждать.

В этой же рубрике:  Работа в школе